admin

Арбитражный суд г. Москвы отказал в оспаривании доверенности, выданной банкротом

Арбитражнйый суд Москвы отказа в удовлетворении заявления финансового управляющего об оспаривании доверенности, выданной должником представителю на ведение гражданских дел в интересах должника.

Арбитражнйый суд Москвы отказа в удовлетворении заявления финансового управляющего об оспаривании доверенности, выданной должником представителю на ведение гражданских дел в интересах должника.

Заявляя соответствующее требование, управляющий посчитал, что переданные полномочия на ведение дела в суде с правом изменения предмета или основания иска, заключения мирового соглашения, отказа от иска, нарушают компетенцию арбитражного управляющего, который в силу норм Закона о банкротстве имеет исключительное право не ведение дел от имени должника.

Однако, суд  встал на сторону должника.

Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», допуская право должника лично участвовать в рассмотрении судебных дел (п. 6 ст. 213.25), не ограничивает должника в праве иметь по делу представителя. Доверенность от 04.10.2017 г., выданная Котлову В.В., не предусматривает права получения присужденного имущества и денег, а также права распоряжения имуществом должника.

Довод управляющего о том, что оговоренные в доверенности полномочия на ведение дел, в том числе по имущественным спорам, нарушают компетенцию арбитражного управляющего, имеют характер предположения. Данные полномочия не лишают суд права в каждом конкретном случае определить характер спорного правоотношения с участием должника, состав лиц, участвующих в деле, и разрешить спор с учетом подлежащих применению норм процессуального законодательства, а также Закона о банкротстве.

Лишение должника права быть представленным в суде нарушит не только конституционную гарантию права на квалифицированную юридическую помощь, но и международные обязательства Российской Федерации, вытекающие из факта ратификации Федеральным законом от 30.03.1998 г. № 54-ФЗ Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в частности, право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 Конвенции).